4
+4

Весна Юрия Шевчука для почитателей его творчества любима не меньше, чем знаменитая “Осень”. Танец весны был исполнен музыкантом для публики “PlayStation Theater”, изрядно подмерзшей, кто от нью-йоркской зимы, а кто от тоски.

Юрий Шевчук спел и сразу всех согрел. В том числе и меня, с удовольствием взявшего у него эксклюзивное интервью для радио “Русская Реклама” 95,5 FM-HD2.

— Юрий Юлианович, большое вам спасибо за концерт, эмоции потрясающие!

— Понравилось, да? Я очень рад, и тем более рад слышать это от молодежи, — скромно ответил Шевчук.

— У вас была возможность наблюдать за Америкой и в 90-х, и в нулевых, и сейчас. Насколько страна поменялась?

— Ах, какая страна была, старик, — Шевчук заговорил так, словно пустился в пляс, — да в 90-ом году! Свободная! Я сюда из Советского Союза приехал, а здесь ощущение вечного праздника, все пьяные, накуренные, все же можно! Это было невероятно! И американцы говорили мне, что в 80-х (когда были хипаны) было еще круче! А сейчас везде менты побеждают — и у вас, и у нас. К сожалению, это так.

— Присутствует ли образ Америки в вашем творчестве?

— Я бы так не сказал, но что бы там не говорили, в чем-то Америка похожа на Россию: по масштабу, широте, а особенно похож простой народ. Люди, работающие на фермах, в полях. Иногда с людьми здешними говоришь и думаешь: ну вот точно, Рязань!

А затем добавил:

— Видишь, про Америку… Вот Есенин приехал сюда с Айседорой Дункан, у нее тут концерты, жизнь, а он мыкался. Он — замечательный русский поэт, а никто его не знал. Забухал, ну и немножко даже проходился по Айседоре. (Смеется) Вот как-то ему не покатило. А Маяковский сразу купил автомобиль! Футуризм, технологии, небоскребы! Великолепные стихи, Америка в него прямо вошла. То есть, Америка входит в тех людей, которые обнять ее готовы. А некоторые не готовы, но это вовсе не значит, что один плохой, а другой хороший.

— Насколько за период вашего творчества изменилась идея рока?

— Старик, конечно, рок немножко стал мейнстримом, джаз давно уже стал, да и реп, я думаю, скоро тоже станет мейнстримом. Репу ведь уже тоже тридцать! В 90-ом году мы здесь бродили полутрезвые по каким-то Бронксам и увидели эти стайки афроамериканцев с магами. И они там реп читали! И мне было так интересно это все. Конечно, и реп тоже изменился с тех пор. Я тогда был на открытии MTV, это же караул! История перед вами! (Смеется) Офис у них был у Центрального парка, и завели к ним рокера какого-то! Ну они с уважухой, но все-таки решили подколоть: налили фужер водки и мне его, мол, слабо или нет? Ну я взял и выпил, продержался, как этот чувак в известном рассказе. У них там такая терраска была, я вот по ней до березки дошел, обнял ее и спросил: Where is Russia? Обнял и заплакал. Это было все.

— Юрий Юлианович, почему ваш последний альбом называется “Галя ходи”?

— С названиями у меня очень сложно. Я вспомнил одну песенку из 80-х: е-е-е, хали-гали (прим. Леприконсы — Хали-Гали). И вот то ли времена сошлись, не знаю, эта песня, этот рефрен, ведь, про российский рок-н-ролл, про историю рок-н-ролльной движухи в России, а припев тот — бесшабашный, дурацкий. В роке же чем более по-дурацки, тем лучше! И вот припев этот вошел туда.

— Если можно так сказать, каким из своих альбомов вы больше всего гордитесь?

— Никаким, нет, нет, нет. Вот, знаешь, неудовлетворенность, слава Богу, — она есть. Значит буду писать! Я страдаю, друзья мои, от собственного несовершенства. Я не кокетничаю, это правда, это так есть.

— Еще раз благодарю вас за выступление, разговор и подаренную теплоту. И отдельное “спасибо” за песню “Звезда — старуха” (альбом “Галя ходи”).

— “Звезда — старуха”, это да, я ее в свое время выстрадал. Спасибо и вам.

— Юрий Юлианович, ну как вы сегодня танцевали — это было что-то!

— Ну да, дурацкие свои танцы! (Смеется)

Общаясь с Юрием Шевчуком, я испытывал радость, в которую не сразу верил. Удивительный артист и волшебный человек, осветивший Манхэттен музыкой своей весны. Аромат у нее, надо признать, особенный.

Алексей Носачев

 

В печатном виде интервью будет опубликовано в газете “Русская Реклама” в пятницу, 29 марта 2019 года.

Радио плеер