0

Актер считает, что он совершенно лишен способности нагонять страх.

Неспроста Том Хэнкс носит прозвище «любимец Америки». Фильмография 63-летнего актера отличается изобилием добродушных и искренних персонажей, которые всегда завоевывают расположение зрителей, будь то Вуди («История игрушек»), Уолт Дисней («Спасти мистера Бэнкса»), превратившийся во взрослого ребенок («Большой») или же Форрест Гамп.
Впрочем, доводилось Хэнксу играть и отрицательных персонажей, но так получается, что эти роли остаются словно бы в тени, поскольку в них актер смотрится не так органично. Оказывается, Хэнкс и сам понимает, что «плохие парни» не его профиль, и у актера на это есть веская причина.
"Еще очень давно я осознал, что я не способен хоть кому-нибудь внушить страх. Конечно, это нечто совершенно иное, чем быть хорошим, понимаете? Думаю, я способен создавать разные образы, но злоба и враждебность явно со мной не соотносятся. Мне не удается в себе это раскрыть, тогда как роли плохих парней обычно требуют определенного уровня враждебности. Не думаю, что я способен добиться такого эффекта лишь путем притворства,"— признался недавно Хэнкс.
Несмотря на это, Хэнкс в свое время сыграл убийцу (пусть и симпатичного) в фильме «Проклятый путь» (2002), мошенника-аристократа в картине братьев Коэн «Игры джентльменов» (2004), а также злодея в провальном фантастическом триллере «Сфера» (2017), в котором компанию ему составили Эмма Уотсон и Джон Бойега. Сейчас, однако, Хэнкс снова вернулся на экраны в образе добряка — он сыграл Фреда Роджерса в фильме «Прекрасный день по соседству». Не исключено, что за эту роль Хэнкс будет номинирован на очередной «Оскар».

Радио плеер