0

38-летняя экс-участница группы "Фабрика" Сати Казанова стала гостьей YouTube-шоу Надежды Стрелец "Стрелец-молодец".

В откровенной беседе с ведущей певица рассказала о скандалах в группе "Фабрика", непростых чертах своего характера, уходе в ислам и переезде в Дагестан своей бывшей коллеги по музыкальному коллективу Марии Алалыкиной и многом другом. Затронула Сати и тему своей личной жизни: вспомнила об отношениях с успешным предпринимателем и медиаменеджером Александром Шенкманом, романе с казахстанским миллиардером и зятем бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Тимуром Кулибаевым, а также знакомстве с мужем-итальянцем.
Про Марию Алалыкину
Я не знаю, как она сейчас. Я думаю, у нее все прекрасно. Я надеюсь и верю, что она счастлива. Наверное, я одна из немногих, с кем она еще как-то продолжала общение. Она поздравляла меня с мусульманскими праздниками. В нашу последнюю встречу мы ходили в мечеть совершать намаз. Причем я не знала наизусть эти молитвы, а она знала. Она мне подсказывала — вот такой парадокс. Ее путь уникальный, необычный и не всем понятный. Ну и бог с ними!
Ты представляешь, до какой степени ее жажда, ее вера в то, что она избрала, сильны! Она оставила славу, деньги и поклонников, посчитав это шелухой. Понимаешь, как это сильно? Ей плохо было. С одной стороны, она была экстравертная, яркая и очень талантливая. Она любила выложить напоказ все свои грани. Она снималась в мужских журналах, и это все можно найти в интернете, но зачем? Наверное, за этот короткий период она, как бабочка, вспыхнула и наелась. Она пробыла в группе меньше полугода.
Про скандалы в группе "Фабрика"
Это мой эгоизм, эгоцентризм, это самолюбие и нежелание считаться с чужим мнением. Это все во мне очень ярко проявилось во время одного инцидента с Иришей Тоневой... Это был крик души. Я обалдела от того, как я чудовищно измываюсь над людьми. Я на нее смотрела и не верила своим глазам и ушам. Ее просто било в истерике, она рыдала и говорила: "Ты понимаешь, что уже достала? Это невозможно".
А последней каплей был конфликт, когда мы составляли программу для очередного выступления. И Сашка говорит: "А давайте вот это песню!". Я говорю: "Нет, мы ее не будем петь". Ира говорит: "А я бы хотела, чтобы она была". И я сказала: "Вот вы хотите и пойте! Я не буду". Разве это допустимо? Я себе позволяла такие ужасные вещи, которые тогда не осознавала. В итоге Саша унесла оттуда ноги, потому что она самый неконфликтный человек, а Ира сказала: "Ты понимаешь, что уничтожаешь нас таким образом? Нам больно! Мы же люди, мы с тобой считаемся и уважаем тебя. Почему ты нас не уважаешь?". Она говорила очевидные вещи. Я слушала это и тоже рыдала. С каждым ее словом я понимала, что я просто какое-то чудовище. Притом, что у меня доброе сердце, я щедрый человек. Прекрасные благородные качества есть, но и эти ужасные есть.
Про отношения с Александром Шенкманом
С Шенкманом у меня не было отношений как таковых. Он за мной ухаживал. Мы не собирались пожениться, это не правда. Я могу создавать ощущение стервы, которая взяла мужика и покрутила. Но я никогда не была такой.
Про отношения с Тимуром Кулибаевым
По оценке Forbes на октябрь 2020 года, 54-летний Тимур Кулибаев обладает активами на сумму 2,9 миллиарда долларов и делит их с женой Динарой Кулибаевой.
Я так рада, что оказалась глупой, или недостаточно ушлой, или стервозной. Как угодно можно это назвать. Или, может, не знала себе цены. Но я так рада, что не стала рабой всего этого, не стала всерьез в это играть. Если бы я его не любила, я бы не переживала. Любая другая родила бы от него, потому что это гарант. Но, слава богу, я не успела, чтобы не стать рабой обстоятельств. Для меня, видимо, важна эта внутренняя свобода. Как бы я страдала, если бы я еще и родила, и это все продолжалось бы. Это просто как страшный сон для меня.
Он меня спас в тот период, когда были "секс, наркотики и рок-н-ролл" и когда я оказалась в Склифосовского с зашитой пятой точкой. Это все закончилось на встрече с ним. Хотя он тоже далеко не святой: к нему модельные агентства самолетами летают. Мы познакомились на каком-то корпоративе, и он потом постоянно стал заказывать нашу группу. "Фабрика" много заработала благодаря этим отношениям.
Я долго его не подпускала. Он мне не нравился, он вообще не в моем вкусе. Покорило просто его личное обаяние: он настолько был уверен в себе, в своей уникальной харизме, что ему просто нужно было создать обстоятельства, в которых бы мы пообщались. Первое время я сопротивлялась всякому общению. Даже девочки были готовы пообщаться на каком-то ужине со всеми артистами, но я не соглашалась. А потом я обнаружила, что много о нем думаю. И вот так естественно случилось.
Я была влюблена настолько, что была готова стать второй женой. Я разрушалась, а когда я разрушаюсь, кому это надо? Я была не нужна и неинтересна себе, не говоря уже о каком-то другом человеке. Если человек не осознает свою самоценность и не соблюдает своих границ, то другие люди это чувствуют.
Про мужа Стефано Тиоццо
Я приезжаю на свадьбу к друзьям в Италию и вижу молодого человека с камерой. Видно, что это брат жениха, потому что они очень похожи. Мы не понравились друг другу. Он воспринял меня как капризную и зазнавшуюся даму, а я его восприняла как парнишку-простака, который еще и много болтает. Был момент, когда он произносил тост, и тост был просто бесконечный. В тот момент я подумала, что никогда бы не вышла замуж за итальянца.
Спустя несколько месяцев мы встретились со Стефано. Я очень хотела встать и попить с девчонками чаю, но он мне так как-то сказал: "Сядь, пожалуйста". Сказал, как будто мы муж и жена, которые прожили уже много лет. И вот это его "сядь" было как будто из какого-то далекого будущего. И сразу внутри меня было какое-то знание: "Это твой муж". Не чувство, не догадка, не фантазия. И я такая: "Нет". И мне как будто голос внутри говорит: "Не выпендривайся, это твоя судьба, он хороший". И я такая: "Но он мне не нравится, мне другие нравятся". И мне будто дали внутри подзатыльник. Уже через три месяца мы были обручены, а ровно через год в день нашего знакомства мы расписались в Москве.
Про планы на детей
Я была старшей в семье. На мои детские плечи буквально скинули младших: я должна была за ними следить, их обстирывать, кормить, за ними убирать. Я, бывало, стирала до стертых в кровь костяшек на руках. Все это было тяжело... И я даже, мне кажется, чуть-чуть тронулась. Мой муж до сих пор из-за этого надо мной смеется. Потому что, когда я вижу брошенный им не в том месте носок, у меня начинается нервный тик. Сейчас муж меня воспитывает — наверное, готовит к предстоящему материнству. Потому что ребенок не должен быть идеальным. На то он и ребенок: он бросает все не там, где нужно, пачкает, где не положено. Но задача родителей — доносить это мягко, деликатно. Я должна к этому прийти. Конечно, мы уже планируем ребенка, а там уж... Но мы этим занимаемся.
Про раздельный карантин с мужем
С февраля по июнь мы не виделись. Для меня отношения на расстоянии — абсолютно реальная история. Я тот человек, который любит свое пространство: мне нужно, чтобы меня периодически покидали, оставляли одну. Бог как будто предугадал мои желания, потому что в своей молитве я не учла, чтобы мой любимый был путешественником. А он мне и дал путешественника, который периодически уезжает. Я скучаю, тоскую. У нас долгие и сладкие щебетания по телефону. Но мне хорошо, и ему там хорошо. Понимаешь, как это чудесно устроено? Я испытала на себе, когда человек каждый день рядом и каждый день душит своим вниманием. Это ужасно, это не мое. И, слава богу, сейчас у нас идеальный баланс.
Конечно, никто из нас не совершенен. Конечно, мы уже где-то ссоримся, и я умею закатывать по-настоящему итальянские скандалы с битьем посуды. То есть я такая горячая кавказско-итальянская женщина. И ему интересно со мной, а мне бесконечно интересно. У него высочайший интеллект и невероятное чувство юмора. И это какая-то очень детская, очень чистая, очень нежная связь.


Радио плеер